Частное охранное предприятие (ЧОП) Скиф-СК

ЧАСТНОЕ ОХРАННОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ

ЧОП Скиф-СК

ЧОП Скиф-СК            РАСЦЕНКИ ЧОП Скиф-СК           КОНТАКТ   
наши партнеры статьи новости
наше вооружение униформа вакансии
  
СТАТЬИ

ОХРАНА ОБЪЕКТОВ

ВООРУЖЕННАЯ ОХРАНА ИМУЩЕСТВА ПРИ ТРАНСПОРТИРОВКЕ

ТРАНСПОРТИРОВКА И СОПРОВОЖДЕНИЕ ГРУЗОВ

ТРАНСПОРТ ДЛЯ ПЕРЕВОЗКИ ЦЕННЫХ ГРУЗОВ

ОХРАНА VIP ПЕРСОН (ЛИЧНАЯ ОХРАНА)

ЭСКОРТ, ВСТРЕЧА ГОСТЕЙ С ОХРАНОЙ

УСЛУГИ ПО ОХРАНЕ БАНКЕТОВ, ТОРЖЕСТВЕННЫХ ВСТРЕЧ, МАССОВЫХ МЕРОПРИЯТИЙ

УСЛУГИ ПО ОХРАНЕ ПРЕДВЫБОРНЫХ КАМПАНИЙ

КОНСУЛЬТАЦИИ ПО ВОПРОСАМ БЕЗОПАСНОСТИ И ПРОБЛЕМНЫХ СИТУАЦИЙ

ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ, ПРОВЕРКА БЛАГОНАДЕЖНОСТИ ПАРТНЕРОВ, АУДИТ

ВЫЕЗД ГРУППЫ БЫСТРОГО РЕАГИРОВАНИЯ (ГБР) ПО КОНФЛИКТНЫМ СИТУАЦИЯМ

ОХРАНА СЪЕМОЧНЫХ ГРУПП И СЪЕМОЧНЫХ ПЛОЩАДОК

УСТАНОВКА И ОБСЛУЖИВАНИЕ СИСТЕМ ВИДЕОНАБЛЮДЕНИЯ

ПРОЕКТИРОВАНИЕ СИСТЕМ ВИДЕОНАБЛЮДЕНИЯ И ОХРАННОЙ СИГНАЛИЗАЦИИ

ДЕТЕКТИВНЫЕ УСЛУГИ

Последний довод защиты


 
В начале апреля сотрудники министерства национальной безопасности Азербайджана задержали в Баку неподалеку от резиденции Гейдара Алиева людей, которые вели скрытую видеосъемку. Выяснилось, что это сотрудники российского охранного предприятия "Альфа-Альтаир". Азерабайджанцы возбудили уголовное дело, обвинив россиян в незаконном проведении оперативно-разыскных мероприятий и использовании поддельных документов (задержанные предъявили удостоверения ФСБ).
Ни для кого не секрет, что в России значительная часть охранно-детективных услуг оказывается не совсем легально. В мае Госдума планирует рассмотреть в первом чтении изменения и дополнения к закону "О частной детективной и охранной деятельности в РФ". Однако даже в случае принятия законопроекта этот рынок прозрачнее не станет.
Подковерная конкуренция.
Если изучить российскую прессу за последние несколько лет, то случай в Баку можно считать вполне ординарным примером деятельности российских частных охранных предприятий (ЧОП). Вот лишь несколько цитат.
Один из участников банды получил документы охранного агентства "Рыцарь". Это позволило группировке легально обзавестись оружием.
Сотрудники Моспрокуратуры провели обыск в офисе охранной фирмы "СБ Конус" и в отделении этой фирмы, которая обслуживает Национальный резервный банк. Обыск проводился в рамках уголовного дела о незаконном вмешательстве в частную жизнь граждан.
В Питере задержаны десять сотрудников ЧОП "Александр Невский". Они обвинялись в захвате заложника, за освобождение которого требовали $40 тыс.
В качестве ударной силы ЧОП "Стелс" использовалась измайловская преступная группировка. Постепенно "Стелс" превратился в ее "крышу".
Обыск в ЧОП "Сокол-ЮНС" принес богатый урожай: был найден настоящий склад спецтехники -- бухгалтерская папка с вмонтированной видеокамерой, портмоне, пейджер и пачка сигарет с микрофонами, половица паркета с прослушивающей "закладкой".
РУБОП арестовал бывшего сотрудника ГУВД города, руководителя охранного концерна "Защита" Игоря Минакова. Минаков якобы сумел заполучить крупные суммы денег, представляясь начальником службы безопасности некоего госпредприятия.
Естественно, не всему, что пишут, надо верить, но картина тем не менее вырисовывается неприятная: получается, что ЧОПы -- это злостные нарушители закона и, по существу, криминальная среда.
Обратимся к статистике. В прошлом году сотрудниками лицензионно-разрешительной службы при проверках ЧОПов выявлено 22,1 тыс. нарушений (в 2000 году -- около 20 тыс.), вынесено 9,3 тыс. предупреждений (в 2000-м -- 7,5 тыс.), аннулировано 7 тыс. индивидуальных лицензий и разрешений частных охранников (6,3 тыс.), прекращена деятельность 863 охранно-сыскных предприятий. Во время операции "Щит" в 2000 году у охранников было изъято почти 20 тыс. единиц незарегистрированного оружия и более 300 кг взрывчатки. А вот и более свежая информация. Леонид Веденов, начальник управления лицензионно-разрешительной работы (УЛРР) МВД России: За последние два месяца мы проверили десять детективно-охранных предприятий. Нарушения были выявлены в каждом, в некоторых по нескольку десятков, деятельность трех мы даже были вынуждены временно приостановить. Основные нарушения связаны с хранением, выдачей и утратой оружия, в половине случаев было зафиксировано отсутствие каких бы то ни было договоров на охрану -- услуги фактически оказывались вчерную.
А прежний заместитель начальника РУБОП ГУВД Санкт-Петербурга как-то даже заявил, что в городе 75% охранных фирм контролируется преступными группами.
Впрочем, второй заинтересованной стороне ситуация видится несколько по-другому.
Геннадий Гудков, депутат Госдумы, в прошлом -- президент объединения "Оскордъ": Огнестрельное оружие, с которым работали охранники "Оскорда", а это около 200 стволов, изымалось милицией неоднократно. Но ведь не важно, за что его изымали. Забрали утром, а вечером с извинениями вернули. Но в протоколе записано -- "изъято". Например, в 1998 году милиция выявила нарушения в 64 тыс. ЧОПов. А на тот момент их в России было около 10 тыс. Просто под "гребенку" попали тиры, общества охотников, спортивные клубы... А приписали все ЧОПам.
Владимир Лавров, заместитель гендиректора охранно-детективного объединения "Аргус": В июле прошлого года, в разгар акционерных битв за "Мосэнерго", которое мы тогда охраняли, к нам нагрянула проверка -автобус, набитый сотрудниками МВД, пожарниками, были даже люди из военкомата. Через два дня уехали ни с чем, потом приехала еще бригада. Найденные нарушения были просто анекдотическими, например, нас обвинили в том, что мы проверяем оружие раз в месяц, а не раз в квартал, как полагается. Тем не менее нам чудом удалось избежать закрытия фирмы.
Сергей Морозов, президент холдинга безопасности "Альтернатива-М": Любопытно было бы получить статистику, связанную с правонарушениями и злоупотреблениями среди самих милиционеров. А также статистику по утраченному ими оружию. Если смотреть предвзято, как МВД смотрит на ЧОПы, то самым злостным нарушителем законов окажется сама милиция. По крайней мере, ЧОПам до нее будет далеко.
Геннадий Гудков: В середине 90-х годов, когда шла конкурентная борьба за одно предприятие, мне позвонил мой товарищ, начальник одного из отделов РУОПа, и сообщил, что ему было дано устное распоряжение нагрянуть в "Оскордъ" с бойцами СОБРа и обязательно найти у нас какие-нибудь незадокументированные патроны -- с тем, чтобы приостановить нашу деятельность. В тот раз благодаря порядочности этого человека все обошлось.
Нарушений в деятельности ЧОПов действительно хватает, но большинство скандалов вокруг нее связано в первую очередь с многолетней негласной войной между частными охранными структурами и МВД. Предмет войны -российский рынок безопасности. А главная причина -- двойственный характер функций МВД: с одной стороны, оно является для ЧОПов контролирующим органом, с другой -- в лице управления вневедомственной охраны (УВО) -конкурентом.
Закрыть ЧОП, если есть желание, министерству не так уж и сложно. Кроме того, выдавая соответствующую статистику, МВД давит на законодателей с тем, чтобы они еще более затруднили деятельность частных охранных и детективных предприятий. Дело еще и в том, что закон "О частной детективной и охранной деятельности в РФ" от 1992 года не урегулировал многие важные для ЧОПов вопросы. А новый закон, который планируется принять в конце года, может еще сильнее усложнить работу структур, специализирующихся на обеспечении безопасности.
Миллиард преткновения.
В настоящее время в России зарегистрировано 13,7 тыс. частных охранно-сыскных структур, в которых трудятся 281,1 тыс. человек (для сравнения -- в США личный состав частных охранных предприятий сейчас насчитывает около 2 млн человек). Стандартный график работы охранников (он, кстати, сплошь и рядом нарушается) -- сутки через трое. Следовательно, каждый охранник в год отрабатывает минимум 90 суток. Стоимость услуг охранников сильно разнится в зависимости от региона -- так, если в Москве она составляет до $2,5 за час, то, например, в Ростове-на-Дону расценки раза в два ниже. Но даже если исходить из $1 в час, объем только этих услуг составит около $600 млн в год. Но это не все. Игорь Голощапов, руководитель секретариата координационного совета ГУВД Москвы по взаимодействию с охранно-сыскными структурами, председатель правления Лиги предпринимателей и руководителей предприятий безопасности: По моим оценкам, только в Москве предоставлением нелегальных услуг в области обеспечения безопасности занимается около 100 тыс. человек, часть из них работает в ОПГ, часть -просто нелицензированные охранники. В целом по России количество нелицензированных охранников может составлять 150 тыс. Это еще $300 млн. На самом деле с учетом того, что небольшая часть лицензированных членов ЧОПов (по разным оценкам, до 5%) являются детективами, которые зарабатывают на порядок больше простых охранников, а до 90% детективных услуг оказываются нелегально (оценка Сергея Степнова, президента охранно-сыскной ассоциации Lions, регионального управляющего всемирной детективной сети WIN по России), общий оборот охранных и сыскных услуг превышает полученные нами $900 млн в год.
Но и это еще не все. По разным оценкам (опрошено восемь руководителей крупных охранно-детективных объединений), собственно охрана приносит до 70% доходов рынка. Остальное добирается информационно-аналитическими и юридическими услугами, продажей спецоборудования и аксессуаров. Косвенно такую схему распределения доходов подтверждают и данные компаний, которые специализируются на продаже спецоборудования. Петр Кузнецов, директор компании "Конфидент" (Санкт-Петербург): По нашим оценкам, рынок систем объектовой защиты и противодействия экономическому шпионажу, включая атакующую технику и системы защиты информации, составляет $60-80 млн в год. Это без учета средств личной безопасности, оружия, систем физической защиты типа бронестекла.
Сергей Темнов, гендиректор "Армо-групп": Российский рынок систем безопасности офисов и зданий, а также услуг по их установке, за исключением спецтехники по прослушиванию, средств личной охраны, металлоискателей и полиграфов, по нашим оценкам, составляет $110-140 млн в год.
Таким образом, весь российский рынок безопасности тянет на $1,2-1,3 млрд в год как минимум. Поскольку помимо реализации средств личной безопасности (электрошокеры, газовое оружие), гладкоствольного оружия и средств физической защиты мы также не учли продажу спецавтомобилей и амуниции, этот показатель вряд ли завышен. К тому же он коррелирует с объемом мирового рынка услуг безопасности, который, по оценкам транснациональной компании Securitas Group, составляет не менее $81 млрд в год.
Как бы то ни было, деньги на российском охранном рынке крутятся немалые. Сначала их делили ВО, ЧОПы и криминальные структуры, которые в начале 90-х контролировали до 80% рынка (занимались так называемым крышеванием). Теперь же, когда доля криминальной и нелегальной охраны не превышает 10% (оценка Сергея Минаева, гендиректора Специальной информационной службы), основная битва, как уже сказано, развернулась между частными структурами и вневедомственной охраной (ВО).
Надо сказать, ВО, в которой по всей России работает более 370 тыс. человек (в Москве -- более 50 тыс.), пока одерживает верх над ЧОПами (хотя в некоторых регионах России ситуация постепенно меняется). При том, что квалификация сотрудников ВО подчас оставляет желать лучшего, а расценки МВД и ЧОПов вполне сопоставимы (вооруженный милиционер в Москве стоит 50 руб. в час, вооруженный охранник ЧОПа -- 45-60 руб.), предпочтение зачастую отдается вневедомственной охране. Во-первых, охрана в форме милиции кажется более надежной, во-вторых, на вооружении ВО может находиться любое стрелковое оружие, вплоть до автоматического (частники пока могут использовать лишь маломощные пистолеты вроде Иж-71 или гладкоствольное оружие).
Все руководители крупных охранно-детективных объединений (в Москве крупнейшими являются "Оскордъ", "Шериф", "Альтернатива-М", "РиК плюс", "Аргус", "Сварог", "Грант-Вымпел", "Альфа-95", ССБ, "Родон", "Гарант") хорошо знакомы не только друг с другом, но и с руководителями МВД. Более того, в целом ряде некоммерческих ассоциаций и союзов состоят те, кто фактически находится по разные стороны баррикад,-- под разговоры о необходимости объединения усилий в борьбе с преступностью они фактически сражаются друг с другом. Миллиард долларов того стоит.
Фронтовая сводка.
Сражение ведется на трех основных фронтах. На первом делят негосударственных клиентов. Александр Кожемяков, вице-президент объединения "Оскордъ", секретарь согласительной комиссии -- общественного объединения, улаживающего конфликты на рынке услуг по безопасности: До 2000 года конфликтов между ЧОПами было более чем достаточно -- я говорю о переманивании клиентов, о ситуациях, связанных со сменой собственности, и т. п. Согласительная комиссия, которую возглавил уважаемый всеми человек, бывший командир подразделения "Альфа", Герой Советского Союза Геннадий Зайцев, как раз и была создана для достижения согласия. Сейчас конфликты случаются редко и, как правило, улаживаются. Мы все знаем друг друга, договариваемся. Но вот с рядом подразделений МВД договориться, к сожалению, невозможно. Да и зачем им договариваться? Они ведь чувствуют свою безнаказанность.
Владимир Луценко, гендиректор ассоциации "Стелс": Я вообще не понимаю, как можно говорить о каком-то рынке, когда МВД, по сути, само является на этом рынке действующим и весьма мощным игроком. Можно наряду с вневедомственной охраной создать еще и вневедомственную ФСБ. Или вневедомственную налоговую службу с вневедомственной таможней. И пускай зарабатывают, оказывая те же услуги, что и обычно, но за деньги. Милиция, которую мы содержим на собственные налоги, должна работать бесплатно. А если услуги коммерческие, то при чем тут МВД? Просто надо выделить ВО в отдельную коммерческую организацию -- так, как это и произошло в большинстве цивилизованных стран мира.
Аргументы руководителей ЧОПов понятны. Во всем мире полиция занимается лишь борьбой с преступностью, в то время как охрана объектов частной и государственной собственности передана в частные руки на конкурсной основе. Владимир Щуров, гендиректор холдинга предприятий безопасности "Шериф": Негосударственная охрана во всем мире обеспечивает в том числе и безопасность атомных электростанций, аэродромов, железных дорог и даже тюрем.
Впрочем, УВО МВД тоже понять можно. Вадим Савичев, заместитель начальника ГУВО МВД России: Наряду с охраной имущества юридических и физических лиц по договорам подразделения ВО без привлечения дополнительных бюджетных средств выполняют обязанности по обеспечению общественного порядка в стране. В связи с этим вывод службы ВО из системы МВД снизит планку борьбы с преступностью, и для поддержания достигнутого уровня обеспечения правопорядка дополнительно потребуется существенное бюджетное финансирование.
Борьба на втором фронте связана с освоением бюджетных средств. В 2001 году московские власти приняли решение о финансировании охраны подъездов (в связи со взрывами домов в 2000 году) -- речь шла примерно о 400 млн руб. в год. Первоначально предполагалось платить консьержкам -- по 500 руб. в месяц. Однако оказалось, что в 70% подъездов дежурить невозможно по техническим причинам, и пришлось организовывать патрулирование силами ЧОПов. В начале 2002 года был проведен тендер, победителями которого стали около 50 ЧОПов, однако до сих пор практически никто из них к охране подъездов не приступил. С этим связана отдельная история, имеющая прямое отношение к ситуации на рынке.
Игорь Голощапов: В 1998 году для контроля за освоением средств, которые город тратил на охрану строящихся на бюджетные деньги зданий, было организовано ГУП "Московская городская безопасность" (МГБ). В принципе городские власти как хозяева средств могут организовывать контроль за их расходованием так, как считают нужным. Однако позже был выпущен еще ряд постановлений, расширяющих полномочия МГБ, и очень скоро его деятельность приобрела любопытный характер. Во-первых, все охранные структуры обязали согласовать в МГБ договор с застройщиком, а там им уже устно поясняли, что условием согласования является его оплата в размере примерно 3,6 тыс. рублей. Кроме того, МГБ настоятельно предлагала заключить договор на "сопровождение договора" -- примерно за 5-10% от объема бюджета на охрану в месяц. Мне известен случай, когда директор одного из ЧОПов уперся и сказал, что платить никому не должен. С точки зрения Гражданского кодекса он был абсолютно прав, и в конце концов ему все согласовали бесплатно, попросив данный случай не афишировать. Но большинство платят. Позже были изданы распоряжения о необходимости согласования подобных договоров на охрану учреждений здравоохранения и школ. Причем в случае со школами МГБ взимала свой процент уже даже не с бюджетных денег, а со средств, которые собирались на охрану родительскими комитетами. Позже МГБ добилась переноса этой схемы и на работу с ЧОПами, желающими охранять подъезды.
В МГБ объясняют такую практику необходимостью контроля за охранными структурами. Оценку деятельности МГБ даст контрольно-ревизионное управление мэрии, которое проводит его проверку. Но дело даже не в этом.
Руководитель ЧОПа, пожелавший остаться неназванным: Сегодня в очередях к МГБ стоит около 700 директоров ЧОПов, которые пытаются завизировать договоры на охрану строящихся объектов, школ, больниц и жилых подъездов. Моя компания победила в конкурсе на охрану подъездов в одном из районов Москвы, но я не могу заключить с МГБ договор, а соответственно, и приступить к его исполнению вот уже несколько недель. И дело даже не в деньгах, просто сам по себе договор не выдерживает никакой критики -во-первых, он самим своим фактом противоречит действующему законодательству, не говоря уж о его содержательной части. Я не знаю пока ни одного ЧОПа, который бы такой договор подписал, складывается впечатление, что процесс искусственно тормозится.
Впечатление вполне оправданное. В 2001 году на совещании, посвященном обеспечению безопасности жилых домов, один из крупных в прошлом милицейских чинов предложил силами вневедомственной охраны оснастить подъезды видеокамерами наблюдения. В качестве эксперимента в том же году их установили в домах Центрального округа. На 1400 видеокамер было израсходовано $938 тыс., ежемесячное техобслуживание стоит еще $37 тыс.
Игорь Голощапов: Идея камер в подъездах кажется сомнительной именно с точки зрения обеспечения безопасности -- из поля зрения как-то выпали вопросы, кто будет сидеть за сотнями мониторов в каждом микрорайоне и кто будет реагировать на происшествие. Но самое интересное другое. И в случае с физической охраной, и в случае с видеокамерами речь идет об одних и тех же деньгах. Город не потянет оба проекта, и просто неясно, зачем вообще проводились конкурсы на физическую охрану?
Выяснять, что эффективнее -- физическая охрана или видеокамеры, мы не будем, однако очередное столкновение интересов ВО и ЧОПов налицо.
Выгодный размен.
На третьем фронте идет сражение вокруг изменений в законе "О частной детективной и охранной деятельности в РФ". Первая версия законопроекта прошла первое чтение в Думе еще в 1997 году, однако работа по нему затянулась, и сейчас, с принятием нового Налогового кодекса и нового закона о лицензировании, он потерял актуальность. Думская волокита объясняется жесткой позицией, занятой МВД по трем главным вопросам, связанным, по сути, с контролем МВД за деятельностью ЧОПов.
Иосиф Линдер, президент Международной контртеррористической тренинговой ассоциации: Обычные люди даже не знают, что такой профессии, как телохранитель, в России не существует -- вооруженная охрана клиента законом не предусмотрена. ЧОПы обходят это препятствие весьма остроумным способом: договор с клиентом заключается на охрану его портфеля или, скажем, перстня, а охранять с оружием имущество закон как раз не возбраняет. Более того, иногда сотрудник ЧОПа заключает договор об охране своего чемодана сам с собой, и получает возможность перемещаться с оружием где угодно.
ЧОПы такой вариант все равно не устраивал, поскольку они не могли предлагать услуги личной охраны легально. А их легализация не устраивала МВД. Аргумент: в этом случае криминальные авторитеты будут на законном основании перемещаться по России с личной вооруженной охраной, что создаст проблемы в случае их задержания. Заметим, что ВО право на вооруженное сопровождение клиента сегодня имеет (несмотря на то, что закона о вневедомственной охране как не было, так и нет).
Второй вопрос -- возможность совмещения одним предприятием охранной и иной деятельности. Сергей Минаев: В процессе работы в сферу интересов ЧОПов попадал и непрофильный для них бизнес. В одних случаях речь шла просто о диверсификации капитала, в других -- о получении руководителями ЧОПов в собственность доли в бизнесе предприятий, которые они охраняли. Так или иначе, на сегодняшний день большинство известных охранных компаний имеют бизнес и в других сферах. Действительно, "Оскордъ" занимается строительством жилого комплекса в Куркине, имеет долю в банке "Интел-финанс", в торговой компании "Сходня-мебель"; из холдинга "Шериф" вырос холдинг "Ника", куда входят такие предприятия, как "Электромагнитные системы и технологии" и таможенный брокер "Саллио"; "Стелс" является соучредителем стоматологического центра "Стелс-Стом"; "Альтернатива-М" имеет доли в Инвестторгбанке и торговом доме "Опус" и т. д.
Сегодня подобное совмещение запрещено, что, естественно, не устраивает ЧОПы -- каждый раз приходится создавать новую компанию, что накладно. Но МВД против перемен. Аргумент -- в многопрофильной компании за оружием не уследишь.
По этой же причине ЧОПам запрещено создавать филиалы и подразделения в других городах и регионах, несмотря на то что лицензия на осуществление охранной деятельности является всероссийской,-- это вопрос номер три. (В середине апреля в Арбитражном суде Москвы будет рассматриваться конфликт между ЧОП "Кронос" и налоговой инспекцией Истринского района, которая сочла, что ЧОП должен платить налоги по месту службы, то есть в Истринском районе, где он охраняет три объекта. Но платить их там "Кронос" не может, так как не может создавать территориально обособленные филиалы.).
В конце прошлого года думский комитет по безопасности подготовил новый вариант законопроекта, в котором были учтены изменения в законодательстве. Более того, кое-какие проблемы с МВД были неожиданно улажены.
Геннадий Гудков: Мы были вынуждены спешить, поскольку новый закон о лицензировании вывел закон "О частной детективной и охранной деятельности в РФ" от 1992 года из правового поля, и детективно-охранная деятельность оказалась в правовом вакууме. Проблема с возможностью использования телохранителями оружия для защиты клиента была наконец-то решена. Другое дело, что статус телохранителя будет несколько отличаться от статуса охранника, и стать телохранителем сможет не каждый охранник, да и в дальнейшем предусмотрены ежегодные проверки и экзамены. Таким образом, количество охранников, перемещающихся по России с оружием, по нашим оценкам, сократится в десятки раз, что полностью устраивает МВД. А вот проблему с разнопрофильной деятельностью в рамках одного предприятия и с возможностью создания филиалов решить не удалось. Из нового, что будет в новом законе, отмечу лишение служб безопасности предприятий возможности осуществлять и охрану этих же предприятий. И это логично, нигде в мире собственные службы безопасности вооруженную охрану не осуществляют. Кроме того, планируется ограничить работу в России охранных предприятий с иностранным капиталом.
В последнем ограничении, возможно, и скрывается разгадка неожиданной лояльности МВД. Разработчики законопроекта, отстаивавшие интересы охранных структур, совершили с министерством своего рода размен -- уступили ему в важном для него вопросе контроля за ЧОПами, а МВД закрыло глаза на вытеснение с рынка их конкурентов.
Что же касается уступки МВД в вопросе с телохранителями, то ее можно считать условной -- число людей, которые имеют право перемещаться с оружием, сократится, что как раз на руку МВД (по оценкам депутатов, телохранителями смогут стать не более 6 тыс. из 281,1 тыс. охранников.). К тому же само по себе выделение телохранителей из рядов охранников юридически не проработано -- законом о лицензировании это не предусмотрено, так что непонятно, каким будет этот пункт законопроекта в окончательной редакции.
Охранные предприятия с иностранным капиталом действительно сильно мешают чисто российским компаниям. Во-первых, "иностранцы", при том что их всего около десяти (самые известные -- "Вакенхат", "Груп 4 Секуритас", "Армор групп", "Нортел Секьюрити"), контролируют от 5 до 7% всего рынка охранных услуг. То есть их клиенты, в том числе западные компании, которые они обслуживают по всему миру ("Дженерал Моторс", "Данон", "Жилетт", "Проктер энд Гембл", "Филип Моррис", "Юнилевер" и др.), являются весьма привлекательными объектами охраны. Во-вторых, вытеснив "иностранцев" сегодня, российские компании могут избежать захвата ими рынка завтра (именно это происходит сегодня в странах Прибалтики и на Украине).
Думская версия причин принятия протекционистских мер звучит иначе. Геннадий Гудков: Конечно, эта мера не совсем рыночная. Однако Россия имеет право вводить подобные ограничительные меры, если затронуты интересы национальной безопасности. Фактически сегодня в лице предприятий с иностранным капиталом мы имеем несколько сотен вооруженных людей, которые подчиняются иностранным акционерам. Наши коллеги из ФСБ намекают на их связи с иностранными спецслужбами, и сегодня уже выявлен ряд небольших охранных компаний, которые, не обслуживая ни одного объекта, тем не менее платят своим сотрудникам более $1 тыс. в месяц, то есть явно финансируются извне. Кроме того, мы просто более четко прописали норму, которая в действующем законе только подразумевается,-- лицензию на охранную деятельность могут получать только граждане России. В ряде европейских государств подобные ограничения тоже есть.
С этим готовы поспорить руководители компаний с иностранным капиталом. Николай Бойко, гендиректор компании "Вакенхат" (73,6% акций принадлежит транснациональной компании Wackenhut с годовым оборотом $2 млрд): Я понимаю желание избавиться от нас как от конкурентов, но у нас работают такие же российские офицеры, как и в прочих ЧОПах. Иностранные спецслужбы? Если есть подозрения, на это существует контрразведка. Нигде в мире, а мы работаем в 54 странах, такой проблемы не возникало.
Николай Суруханов, генеральный менеджер компании "Груп 4 Секуритас" (49% уставного капитала -- у международного концерна Group 4 Falck, годовой оборот -- более $2 млрд.): Мы работаем по всему миру, но со схожей проблемой столкнулись лишь в Казахстане. Довод насчет людей с ружьями под контролем иностранцев к нам неприменим, потому что у нас вообще нет вооруженной охраны. Наши клиенты не хотят, чтобы их охраняли с оружием. Я не могу понять, почему этот вопрос поднимается именно Гудковым, ведь до 2000 года Group 4 Falck вместе с "Оскордом" были совладельцами предприятия "Оскордъ-Еврогард". Я также не могу понять, на каком основании ограничиваются права иностранных компаний, с которыми мы сотрудничаем по всему миру. Мы работаем легально, платим все налоги, чего нельзя сказать о большинстве местных компаний, поэтому иностранные клиенты предпочитают иметь дело с нами. Кстати, их уже сегодня обзванивают заинтересованные лица и предлагают услуги, поясняя, что "Груп 4 Секуритас" в России скоро не будет.
Охранные предприятия с иностранным капиталом крайне взволнованны и даже готовят коллективное письмо в Думу, но, если честно, они действительно не жильцы. Возможно, такой протекционизм и является разумным, однако российские компании вряд ли в ближайшее время смогут предложить клиентам суммы страхового возмещения, сопоставимые с теми, которые предлагают западные (от $2 млн до $20 млн). Но есть еще одна проблема, которую новый закон в случае его принятия в нынешнем виде лишь усугубит. Речь о детективах.
Бойцы невидимого фронта.
Руководители большинства крупных охранных структур явно недооценивают детективную составляющую своей деятельности -- считают сыск чуть ли не стагнирующим направлением. Однако те, кто ставит его во главу угла, уверены -- мнение крупных ЧОПов обусловлено тем, что они слишком много внимания уделяют охране. Александр Куранов, директор по развитию группы компаний "Баярд": Детективно-аналитическая работа на порядок рентабельнее охраны, за нею будущее, только нужно заниматься этой работой с умом.
Сергей Степнов: При том, что в нашей ассоциации 250 охранников и всего десять детективов, на детективную деятельность приходится львиная доля доходов. Ежедневно к нам обращаются по 30-40 потенциальных клиентов, на постоянной основе у нас обслуживаются 48 организаций, спрос огромный. В основном такая работа связана со сбором информации о партнерах, страховыми расследованиями, проверками кредитной истории, поиском должников, занимаемся мы и поиском без вести пропавших, помогаем в уголовных расследованиях. По всей России всем этим занимаются около 200 компаний, другое дело, что 90% детективов работают абсолютно нелегально. Детективная деятельность могла бы стать в России тем, чем она является во всем мире, но если законопроект примут в нынешнем виде, этого не будет.
Разработчики законопроекта, отстаивавшие интересы ЧОПов, увлеклись схваткой с вневедомственной охраной в лице МВД, и интересы детективов, похоже, были вообще проигнорированы. Сергей Степнов: Я пытался принимать участие в разработке законопроекта, но когда понял, что все споры ведутся вокруг рынка охраны, просто решил сэкономить личное время. Но когда увидел, что в итоге получилось, у меня волосы на голове встали дыбом -- такое впечатление, что юристы и рядом не валялись. Мелких погрешностей очень много. Например, на каком основании законопроект вообще не предусматривает создания детективных компаний? Детектив фактически сможет легально работать только в частном порядке, а вы представляете, что это значит? Как мы сможем обслуживать крупные банки и компании? Их ведь вряд ли устроит работа с частным лицом, да и проводить расследование в одиночку -- это несерьезно. Я спрашивал у законотворцев -- почему не сделали так, как с охранными компаниями? Лицензируется фирма, а охранники получают разрешения. А мне отвечают, ну ты понимаешь -- не успели... Далее. Согласно законопроекту, лицензия детектива может быть выдана только человеку, имеющему высшее юридическое образование, и в отличие от прежней версии закона опыт работы в правоохранительных структурах вообще не учитывается. А можно ли сравнить человека, который 20-25 лет отработал в уголовном розыске без высшего юридического образования, с выпускником юрфака?
По некоторым данным, даже в главном следственном управлении МВД по Москве высшее юридическое образование имеют меньше 50% сотрудников. Но в МВД сидят умные люди, и, как предполагают некоторые эксперты, эта норма появилась только для того, чтобы сыщики не уходили в частные детективы. Андрей Косяков, руководитель профсоюза работников частных детективных и охранных предприятий: Детективы, как и в старом законе, не смогут иметь при себе оружие, что является нонсенсом -- профессия детектива более рискованная, чем у охранника. Наш профсоюз вообще стоит на том, что в России нужно легализовать свободную продажу оружия, тем более что положительный опыт есть: в Латвии это сделали в 1994 году, за это время число преступлений сократилось на 80%, что позволило в два раза сократить численность полиции. Но, пока МВД думает не о реальной безопасности граждан, а лишь о том, как сделать свою работу более удобной, это невозможно.

 

АЛЕКСЕЙ ХОДОРЫЧ. "Деньги", 17.04.02

 

Rambler's Top100

Частное охранное предприятие
ЧОП Скиф-СК

 

Частное охранное предприятие ЧОП Скиф-СК - охранники, телохранители, вооруженное сопровождение грузов
Москва, Дмитровское шоссе, д.110 стр. 10, Тел: +7 (495) 627-35-89

КОНТАКТНЫЙ ТЕЛЕФОН: (495) 627-35-89